Павел Малетин: Стараемся добиться прогресса по самым разным направлениям

Павел Малетин: Стараемся добиться прогресса по самым разным направлениям
28 Апреля 2019

Новосибирский гроссмейстер, тренер и организатор ответил на вопросы Этери Кублашвили

– Павел, трансформация из играющего шахматиста в тренера и организатора у тебя уже произошла полностью?

– Думаю, что да, полностью. Я в этом году сыграю максимум один турнир в «классику», и то, если очень сильно повезет, и пару рапидов, возможно.

– Где?

– Пока нацеливаюсь на Екатеринбург, где организовали новый этап Кубков России: как взрослого, так и детского. То есть можно и детей вывезти, и самому вспомнить, как конь ходит. Что касается быстрых шахмат, то я традиционно играю «Алтайский рапид». До Барнаула рядом - на автобусе 4 часа, грех не съездить в выходные.

– Ничего себе «рядом»!

– Для нас это рядом (смеется). Еще я играл каждый год в Улан-Удэ, но в этом году, к сожалению, не получилось по работе, потому что мы готовим сейчас важную вещь – открытие Областной спортивной школы по шахматам в Новосибирске. Соответственно, много было работы с документами, и я не стал уже рисковать и выезжать в эти сроки.

– Новосибирск постепенно выходит в лидеры, скажем так, по организованной работе с детьми в России. Что можешь сказать про свою работу? Вы открыли клуб в университете, и вообще у вас много событий происходит.

– Да, действительно, много всего. После Суперфинала 2016 года мы брались за любые проекты, стараясь добиться прогресса по самым разным направлениям. Одно из них – это развитие инфраструктуры в студенческих шахматах, что, собственно, и «выстрелило».

Мы проводили очень много крупных мероприятий на базе Новосибирского государственного технического университета. Там было помещение, которое нам приглянулось: достаточно неплохое, большое, светлое. И так получилось, что никем оно не было занято. Мы решили организовать там шахматную школу. Этой школе дали мое имя, поскольку я выпускник этого вуза. У нас сохранились и с ректоратом достаточно теплые отношения, и со спортивным руководством, и со спортивно-оздоровительным центром.

Мы хорошо сработались, проводили там все крупные внутренние турниры, в том числе и финал региональной «Белой ладьи», и первенство Сибирского федерального округа среди юношей и девушек старших возрастов. Всем, в принципе, условия игры и общая организация понравились.

Поэтому логичным шагом стало открытие шахматного клуба–школы, чтобы закрепиться на этом рубеже. Сейчас будем стараться транслировать эту модель и в другие вузы - почему бы и нет? Хотя в некоторых, конечно, уже работают хорошие шахматные организации, и мы постараемся все крупнейшие вузы охватить. Но, конечно, самые хорошие отношения у нашей федерации сложились именно с НГТУ.

В целом, у нас есть ряд многолетних проектов, главный из которых – это «Шахматы в школе». На территории Новосибирской области этот проект мы реализуем совместно с Российской шахматной федерацией и Благотворительным фондом Елены и Геннадия Тимченко. Тут тоже достаточно хорошие сдвиги, есть успехи. Растет общее количество школ, в которых шахматы преподаются в той или иной форме. И количество школ, которые работают уже в рамках конкретно нашего совместного проекта, тоже увеличилось. За три года работы мы оснастили оборудованием уже сотню школ.

Я разделяю понятия: школа, которая является частью данного проекта, и просто школа, где есть шахматы в каком-либо виде. То есть проект – это все-таки более высокая ступень развития. Это предполагает организацию самых разных мероприятий, а команда этой школы выставляет ребят для участия в «Белой ладье», сама проводит мероприятия – семейные соревнования, ту же «Белую ладью», допустим, районного значения, массу внутренних турниров. И, естественно, это преподавание шахмат, в первую очередь в рамках программы, под которую написаны учебники Владимира Барского. Это также отличительная черта проекта.

Здесь у нас тоже есть, в принципе, хорошие результаты – и по статистике, и по качеству. Интересных мероприятий очень много проходит. В целом, благодаря этому проекту по Новосибирской области создается очень положительный общий пиар-фон. Это наша своеобразная визитная карточка – и федерации, и шахмат на территории области.

Сейчас еще у нас небольшое интересное ответвление наметилось – «Шахматы в детских садах». Это уже чисто наша инициатива, мы своими силами ее двигаем. В Фонде Тимченко и в Российской шахматной федерации, естественно, об этом знают. Буду на «Белой ладье» выступать с презентацией, отчитываться, что к чему (смеется). Пока вкратце могу озвучить, потому что все это тоже достаточно интересно. Наш известный педагог Елена Карпова разработала свою авторскую методику. У нас много опыта работы в детских дошкольных учреждениях, и она нашла способ, так сказать, переформатировать это в обучающий курс для воспитателей. Мы обучили на данном этапе около двухсот человек. Часть из них уже приступила к работе.

Так что промежуточные итоги выглядят весьма интересно. Дети уже вовсю начали, благодаря этим проектам, участвовать в соревнованиях, некоторые даже разряды выполняют. Хотя их обучают люди, которые буквально вчера о шахматах даже не имели особого представления.

Собственно, это похожий на «Шахматы в школе» проект, только в детских садах есть, конечно же, своя специфика, свои нюансы.

Ну и главный на сегодняшний день прорыв, которого мы добились во многом благодаря тому же Суперфиналу и всей этой деятельности по организации соревнований, по проекту «Шахматы в школе», – это открытие Областной спортивной шахматной школы, которое вот-вот уже состоится. То, из-за чего у меня, собственно, сейчас времени на какую-то активную игровую деятельность практически не остается.

Открытие запланировано на конец мая – начало июня. Мы много работали совместно с Российской шахматной федерацией, Марк Глуховский активно курировал этот проект, за что ему отдельное спасибо. И вот этот проект уже наконец-то реализовался. Сейчас создаем юридическое лицо, регистрируем Устав. Уже есть распоряжение правительства об открытии учреждения.

Я надеюсь, конечно, что школа даст большой толчок к развитию не только новосибирских шахмат, но и вообще распространит свое влияние на весь Сибирский регион и отчасти - на всю страну. Потому что мы планируем проводить различные мероприятия и тренировочные сборы с привлечением специалистов из других регионов, ведущих тренеров страны. Будем стыковать работу школы с деятельностью гроссмейстерских школ, которые активно федерация поддерживает. Будем стараться находить точки соприкосновения, не замыкаться в одном отдельно взятом регионе.

Но прежде всего это, конечно, огромный шаг в развитии новосибирского шахматного спорта.

– То есть цель будет все-таки, скорее, растить ведущих сильных шахматистов, нежели заниматься общим развитием?

– Первая, приоритетная цель — это, конечно, спортивная задача. Спортивная школа, ДЮСШ, грубо говоря. Мы, конечно, будем эту работу немного модернизировать методами, которые в том же в «Сириусе» заложены, и в Сибирском гроссмейстерском центре. Но, в первую очередь, это ДЮСШ: ставки для тренеров, отделения в районах области, подготовка сборной области - как взрослой, так и детской. Спортивная школа не ограничивает возраст. То есть, пока показываешь высокий спортивный результат, ты можешь обучаться там до 30, до 40 лет - неважно.

Основной смысл этой школы – создание конкурентоспособной региональной сборной, которая может впоследствии пополнить резерв и сборной России. В этом и состоит миссия, глобальная задача. Но к ней нам идти довольно долго.

Понятно, что, грубо говоря, таланты уровня того же Артемьева или Непомнящего появляются раз в десятилетие, и возможно, могут появиться и не у нас. Но мы будем стараться их находить и двигать вперед, обогащая, в первую очередь, российские шахматы появлением таких вот играющих ребят.

В принципе, та работа, которую мы делали последние несколько лет, позволила в том числе создать некий задел по массовости. Появилось много интересных играющих ребят 2010, 2011, 2009 годов рождения. Это как раз все те ребята, которые приходили в шахматы, когда мы проводили Суперфинал. Я надеюсь, что это сыграло свою роль, как минимум. Сейчас мы стараемся их не упустить и обеспечить им как можно более качественную подготовку.

Но опять же, не стоит замыкаться только на одних спортивных результатах. В гос. задании школы количество обучающихся пока рассчитано на 500 человек. Понятно, что часть из этих пятисот будут не только какие-то профессиональные спортсмены, но и представители различных муниципальных районов и городов Новосибирской области. Будем стараться обеспечить их шахматными знаниями, соревнованиями - через институт этой школы. Также у нас в плане стоит налаживание дистанционной подготовки с удаленными районами, чтобы чуть-чуть выровнять уровень развития шахмат с областным центром за счет поддержки ребят из этих мест. Это второе основное направление, по которому мы будем двигаться. Я думаю, тут на первых порах работы достаточно.

– Более чем! Финансирование откуда у вас?

– Финансирование бюджетное. Заложены, в целом, достаточные средства для того, чтобы все эти цели реализовывать. Вполне нормальный для шахмат бюджет. Поэтому осталось только разумно потратить деньги.

– Это очень хорошо. А сюда ты с кем приехал? Сколько от вашей области человек в Лоо?

– Я здесь тренер-представитель Новосибирской области. Официально в делегации у нас 20 человек. Довольно скромная команда, если сравнить, скажем, с той же Свердловской областью. Но тем не менее, все ребята неплохие, в той или иной степени претендуют на высокие места. В этом году у нас (именно как у сборной) нет каких-то амбициозных задач, планов по медалям. Сейчас у нас происходит определенная смена поколений в шахматах; малыши только-только набирают силу, опыт, уверенность. Поэтому одна из задач – посмотреть, как они будут бороться на выезде с ребятами, сильнейшими по стране. Но тем не менее, в лидерах несколько человек пока идет, в разных возрастах (интервью записывалось во время 6-го тура – ред.). Поэтому будем надеяться, что финиш у ребят сложится, а значит, будет чем похвастаться.

Лично я помогаю тут нескольким ученикам. Но пока рано о ком-то отдельно говорить, кроме тех, кто уже совсем, как говорится, отыграл свое в плане борьбы за что-либо. Но есть такие, которые еще более-менее борются.

– Интересно, есть ли разница в тренировках между нынешними юными шахматистами и нашим поколением? Понятно, что компьютер играет все большую роль, но сами дети похожи на нас, когда мы были в их возрасте?

– По своему опыту могу сказать, что различия большие. Из того, что немного расстраивает, – это то, что становится меньше ребят, способных именно к самостоятельной работе, не из-под палки. Я просто помню себя, когда я лет с одиннадцати уже мог совершенно спокойно изучать какой-нибудь дебют, подготовиться к партии без проблем. Мне для этого тренер-то, собственно, и не нужен был уже. Хотя я играл не то, чтобы сильно, но первый разряд был, кмс в какой-то момент. Отчетливо помню, что спокойно брал энциклопедию, "Информатор", уже научился минимально пользоваться базой - и поехали.

Может быть, это, конечно, наша тренерская недоработка, но сейчас в какой-то степени дети меньше обучены обрабатывать информацию самостоятельно. Когда присылаешь готовый дебютный файл – о’кей, повторил, посмотрел, и вроде как он считает, что свою задачу на этом выполнил. А именно чтобы создать этот файл - такие навыки я замечаю у единиц. Имена тех, кто в состоянии делать сейчас эту работу, я думаю, уже стали известны и еще будут известны. Они, конечно, гораздо быстрее растут.

Второе отличие – сейчас меньше читают шахматные книги, хотя их появилось довольно много. Больше смотрят видео, ролики какие-то, и слава Богу, если есть какой-то качественный контент. В YouTube много всего разного, и они меня на тренировках и турнирах иногда удивляют не самым приятным образом. Я говорю: «Где ты это взял?» – «А вот, – говорит, – там такой-то большой специалист, в YouTube же ерунду не выложат». А там, смотрю, у человека рейтинг 2200, условно говоря. Он какой-то кривой вариант показал, совершенно бессмысленный, а ребенок свято в это верит и играет. Это причем такой ребенок, который самостоятельно готов заниматься изначально.

Так что иногда я по стопам Призанта стараюсь для сугубо внутреннего пользования записывать видеоматериалы, насколько позволяет время, чтобы дети смотрели что-то, связанное с тем, что мы на тренировках вживую проходим. То есть чтобы чуть-чуть получше запоминали некоторые вещи.

Это два главных отличия, которые бросаются в глаза. В остальном, если брать уровень общей увлеченности шахматами, то я бы не сказал, что есть какие-то кардинальные различия. Просто дети, может быть, в большей степени имеют возможность играть, и с удовольствием ею пользуются.

– Турниров больше стало?

– Во всяком случае, мы стараемся, чтобы у нас в регионе их было много. И в целом это тренд. Если взять ваш сайт, то там каждый день по нескольку региональных новостей. Ладно, иногда бывает какой-то чемпионат города в 20 человек, а порой смотришь – первенство среди дошкольников собрало 300 человек. Собственно, где не ждешь какой-то огромной массовости, она и возникает.

Так что, я думаю, во всех регионах стараются этому тренду соответствовать. И по первенству России видно, что тут численность юных шахматистов растет. Соответственно, им есть где играть, и это очень большой плюс. Конечно, умный тренер спланирует календарь именно таким образом, чтобы ребенок развивался как можно быстрее.

То есть общий момент – в принципе, дети мне в этом плане нравятся, здорово, что они с удовольствием играют, любят эту шахматную атмосферу. Я думаю, что с течением прошедших лет это особо не изменилось.

– Спасибо за беседу! Удачи.

– Спасибо.

Фотографии пресс-службы Федерации шахмат Новосибирской области и Этери Кублашвили

Сайт-источник


Галерея